Heherin.ru

Кто поставил пирамиду Хеопса

("Омский вестник" 12 октября 1994 г.) 

Прошло более четырёх лет после обнародования моей гиптезы о космических пришельцах в газете "Комсомольская правда" (3 марта 1990 г.) под названием "Послание Большого Сфинкса". В более подробном изложении и с иллюстрациями этот материал под заголовком "Посещение Земли" опубликовала омская газета "Молодой сибиряк" (13 января 1990 г.).

Разовый тираж "Комсомольской правды" в 1990 году был около двадцати миллионов экземпляров. В то время газета распространялась во многих странах мира. Следовательно, с моими идеями ознакомились все представители официальной науки.

Исходя из этого, я ожидал, что пока ещё существовавшая в то время Академия наук СССР даст свою критическую оценку. Ведь в моей гипотезе обосновывается возможность установления контакта с внеземными цивилизациями.

Официальная наука вправе, конечно, молчать и до бесконечности. Но дело в том, что подобному молчанию можно дать своеобразное объяснение, которое я и попытаюсь сейчас сделать.

А именно. При знакомстве с литературой по архитектурным памятникам седой старины (Стоунхендж, Вудхендж, Каллениш, Эйвбери, Силбери-Хилл, большие правильные пирамиды Хеопса, Хефрена, Микерина, большие ступенчатые пирамиды Джосера, Хуни, а также Баальбек, статуи на острове Пасхи и т. п.) сразу же обнаруживаются два направления.

Первое принадлежит археологам, которые в настоящее время вместе с историками пришли к общепринятому среди них выводу о том, что древние памятники архитектуры предназначались в первобытном обществе для культовых и религиозных целей.

Второе по своей глубинной сути находится в противоречии с первым и принадлежит астрономам. Оно оформилось в астроархеологию, претендующую на роль самостоятельной науки. Представители её, обнаружив во многих древних архитектурных памятниках их ориентацию на точки восхода или захода Солнца, Луны и звёзд на горизонте, в настоящее время тоже пришли к своему, но общепринятому только среди них заключению по части назначения древних сооружений.

Они не отрицают полностью культовое и религиозное их назначение, однако с учётом наличия в них астрономического аспекта дополнительно считают, что древние сооружения были одновременно ещё и древними астрономическими обсерваториями людей каменного века, которые позволяли им с высокой точностью предсказывать наступление солнечных и лунных затмений, начало смены времён года, вести календарный счёт дням. По мнению астроархеологов, эти знания держались богослужителями в тайне и использовались ими для укрепления своей власти путём запугивания народа наступлением предварительно вычисленных дат затмений Солнца и Луны.

Археологи поначалу отрицали в древних сооружениях наличие астрономической ориентации, мотивируя тем, что, дескать, на небе бесконечно много звёзд, а поэтому вполне очевидно, что каждое из таких сооружений неизбежно оказывается ориентированным на какую-нибудь одну из них.

Однако со временем среди археологов, ознакомившихся с доводами астрономов более подробно, появились "перебежчики", которые стали на позицию астроархеологов. Истинные же археологи, делая свои выводы и заключения по найденным во время раскопок предметам быта людей каменного века, продолжали и продолжают считать, что первобытным людям была присуща "первородная" глупость, то есть низкая познавательная культура, что не позволяло им заниматься точными астрономическими наблюдениями и чёткой фиксацией их результатов.

Высокая познавательная культура современного человека в конечном итоге связана с математикой, используемой в теоретическом мышлении, поскольку без неё невозможно было бы систематическое продвижение науки вперёд. Так что возражать археологам по части интеллектуального развития первобытного человека бесполезно, здесь в своём мнении они правы. Первобытный человек был озабочен своими ближайшими потребностями. Далёких целей, в расчёте на века и тысячелетия, такой человек ставить не мог.
Действительно, люди каменного века, по мнению археологов, были всецело озабочены добычей пищи, продолжением рода, борьбой со стихийными силами природы. Поэтому для занятий астрономией в таком в высшей степени совершенном виде, как это обнаружилось в дошедших до нас архитектурных памятниках тех эпох, у них не оставалось ни сил, ни времени.

Если аналогичным образом проанализировать позицию астроархеологов, то обнаружится, что они правы лишь в той мере, в какой они являются астрономами, то есть специалистами в своей первой науке, но не в археологии. Действительно, отрицать наличие обнаруженного ими астрономического аспекта в древних сооружениях невозможно. Это несомненная заслуга астроархеологов. 

В чём же заключается уязвимость позиций архелогов, с одной стороны, и астроархеологов - с другой ?

У археологов - в неполной логической завершённости их итоговых выводов. А именно, если люди каменного века не были способны по указанным ими выше причинам воплотить в древних сооружениях астрономический аспект, то, следовательно, археологи должны были сделать вывод и о том, что древние люди не могли быть и их строителями. Этот вывод необходимо не только понять, но и твёрдо усвоить.

У астроархеологов - в логической ошибке, обусловленной непринятием во внимание мнения археологов как специалистов. Было бы правильно, если бы астрономы не приписывали обнаруженный ими астрономический аспект в древних сооружениях в качестве сознательного действия людям каменного века.

Не было у тех людей обсерваторий. Они лишь созерцали и толпились у невесть откуда взявшихся среди болот и пустынь непонятных по назначению и таинственных по своей конструкции каменных исполинов, разрушить которые до основания у них так и не хватило сил.

Произведём теперь прямое сопоставление позиций: согласно правильному мнению астроархеологов, основная особенность древних сооружений, воздвигнутых людьми каменного века, заключается в наличии у них астрономического аспекта, к которому, согласно другому, тоже правильному мнению, но теперь уже археологов, люди каменного века отношения не имеют.

Получается тупиковая ситуация: наличие астрономического аспекта означает, что циклопические сооружения построили не люди, а кто-то другой - духи, боги; если же считать что их всё-таки построили люди, то тогда в этих сооружениях не должно быть астрономического аспекта.

Как видим, получается чертовщина: если в чём-то правы астроархеологи, то в этом же оказываются неправы археологи, и наоборот. В чём тут причина отсутствия у них согласованности по конечному результату исследования ? Причина - в геоцентризме мышления и астроархеологов, и археологов.

Нового, правда, в этом ничего нет. Геоцентриз мышления - это древняя научная традиция, которой сознательно или бессознательно предпочитают следовать учёные, считающие себя (и желающие чтобы все так считали) серьёзными учёными.

Геоцентризм трансформировался у современных приверженцев в основополагающий научный принцип, который можно сформулировать так: для объяснения земных явлений достаточно земных причин. Для явлений, действительно имеющих такое ограничение, всё в науке получается без особых проблем. А вот за его пределами возникает описанная выше чертовщина, которая будет давать знать о себе до тех пор, пока мы не вспомним, что кроме геоцентрического мышления возможно ещё и мышление в духе Коперника.

Отчётливо сознавая это, автор и сформулировал свою гипотезу о космических пришельцах, оставивших на нашей планете свои информационные капсулы (капсулы времени), с целью установления в будущем контакта с нашей цивилизацией. И это сделано именно на фоне всем известных огромных успехов археологии по части доказательства ею того, что все циклопические сооружения воздвигнуты в одних случаях рабами по приказу фараонов, а в других - людьми каменного века.

По выражению И. Канта, гипотеза - это не мечта, а мнение о реальном положении вещей, выработанное под строгим надзором разума. Гипотеза должна удовлетворять следующим требованиям: она должна быть (хотя бы в принципе) проверяемой, обладать достаточной общностью и предсказательной силой и не должна быть логически противоречивой. 

Моя гипотеза полностью удовлетворяет всем этим требованиям. Её предсказание состоит в утверждении о наличии инопланетных информационных капсул на нашей планете в окрестности древних каменных сооружений с астрономическим аспектом (общее утверждение по отношению к таким сооружениям как: египетские пирамиды - Хеопса, Хефрена, Микерина; английский Стоунхендж и др.) легко проверить при помощи современных технических средств подземного видения (радаров), либо путём выполнения раскопок.

Что касается её логической непротиворечивости, то это как раз и являлось здесь предметом особой заботы автора, начавшего с устранения противоречий во мнениях археологов, с одной стороны, и астроархеологов - с другой, что позволило обнаружить по ходу дела и помимо всего прочего научную бесплодность их дальнейших усилий по раскрытию тайны архитектурных памятников каменного века.


Владимир РОМАНОВ, физик


Вернуться к списку статей